Размер шрифта
Цвет сайта
Изображения
zoom_in
zoom_out
Калининградстат в соцсетях

Подписывайтесь и следите за деятельностью Федеральной службы государственной статистики в социальных сетях

СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ

 

СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ПЕРЕСЕЛЕНЦА.

 

ИСТОЧНИК: Шендерюк М. Г. Социальный портрет переселенца. Журнал «Калининградские архивы. Материалы и исследования». Научный сборник. Выпуск I. ГП «КГТ», Калининград, 1998. СС. 180-185.

 

В комплексе материалов по истории заселения Калининградской области есть сведения о переселенческих семьях, прибывших в колхозы и совхозы в 1947 году согласно правительственной программе заселения и освоения сельских районов нового края, которые позволяют нарисовать социальный портрет переселенца. В архивных фондах ГАКО основу этих сведений составляют эшелонные списки и акты о прибытии эшелонов[1],к которым прилагались анкеты-заявления, содержащие развернутую характеристику главы переселенческой семьи. Однако большинство анкет утеряно, а сели они и встречаются, то часто не имеют отношения к эшелонным спискам, некоторые из них, вероятно, характеризуют «внеплановых» переселенцев, оформлявшихся «на местах».

Всего выявлено 288 анкет-заявлений[2], которые, хотя и не дают возможность в полной мере охарактеризовать социальную структуру сельского населения области в первые годы ее освоения, служат хорошей иллюстрацией социального облика переселенца. Для более широкого и полного использования информационного потенциала анкет их сведения кодировались и обрабатывались па ЭВМ. Вот некоторые результаты дескриптивной статистики.

Большинство переселенцев были людьми молодыми: 40,3% — в возрасте до 30 лет, 64,3% — до 40; при этом у 41,1% из них не было детей, а 41,6% имели детей в возрасте до семи лет (всего переселенческих семей с малолетними детьми было 38,9% от общего числа, из них каждая пятая не имела мужчины-кормильца) .

Уровень образования переселенцев был довольно низким: 66,3% окончили не более четырех классов, еще 27,4% — пять-восемь классов, только 16 человек имели среднее образование, один — закончил техникум и один — институт.

Посмотрим, как образовательный уровень зависел от возраста переселенцев.

         Образование

Возраст, лет

 

17—20

21—30

31—40

41—50

51 и старше

неграмотный

0

5,4

24,3

40,6

29,7

до 4-х классов

4.5

6.7

25,3

30.5

13,0

неоконч. среднее

3,8

65,8

21,5

8,9

0

среднее

0

62,5

25,0

12,5

0

среднее спец.

0

100,0

0

0

0

высшее

0

0

0

100.0

0

 

Таблица показывает, что среди лиц с неоконченным средним и средним образованием около 2/3 составляли люди моложе 30 лет, тогда как большинство неграмотных принадлежало к старшим возрастным группам (70,3% — старше 40 лет). Поскольку со средним специальным и высшим образованием было лишь по одному человеку, о распределении их по возрастным категориям говорить не приходится.

Анализ содержания анкет-заявлений дает возможность выделить социальные и профессиональные группы переселенцев. 84% составляли крестьяне, 11,5% — рабочие и лишь 4,5% считали себя служащими. Анкетируемые назвали более 30 различных специальностей, которые представлялось целесообразным разделить на одиннадцать групп. Большинство переселенцев было связано непосредственно с сельскохозяйственным производством (73,9% составляли полеводы, животноводы и механизаторы), 16,1% имели рабочие специальности. Кроме того из числа лиц с сельскохозяйственными профессиями, связанными с применением преимущественно физического труда, пятую часть составляли работники профессий индустриального типа — механизаторы (трактористы, комбайнеры, шоферы). Работники сельскохозяйственных профессий отличались самым низким уровнем образования: из полеводов и животноводов только2,3% закончили среднюю школу, а среди механизаторов таких не было ни одного.

Среди работников сельскохозяйственных профессий были лица административно-управленческого аппарата (три председателя колхоза и пятнадцать бригадиров полеводческих и животноводческих бригад), которые могли бы быть отнесены к категории служащих, по, поскольку рассматривалась специальность, а не должность, эта группа работников не выделялась.

Важной характеристикой переселенцев являлась их партийность. Более пятой (21,2%) всех переселенцев составляли комсомольцы и коммунисты, которые присутствовали в большинстве профессиональных групп. При этом, если среди полеводов и животноводов их было 16,3%, то в группе рабочих их число достигало 3?7о- Кроме того более половины коммунистов были людьми моложе 30 лет, а возраст 80% из них не превышал 40 лет. Стремясь сегодня избавиться от стереотипов в оценке послевоенного заселения Калининградской области, нельзя полностью отвергать факторы морально-политического характера (не преувеличивая их значения), иначе картина будет неполной.

Интересную дополнительную информацию к социальной характеристике переселенцев несет признак «стаж работы в колхозе», категории которого представлены абсолютным числом лет. Средний стаж работы в колхозе составлял десять лет (при среднем возрасте 36 лет). Однако это число нивелирует имевшие место существенные различия в стаже. Выделилось две крупные группы (по 24,3% каждая), охватив около половины всех переселенцев: со стажем менее года и со стажем 17 лет. Это свидетельствует о том, что население сельских районов новой области в первую очередь формировалось как теми, кто работал в колхозах страны с начала коллективизации, так и людьми, еще вчера не имевшими отношения к сельскому хозяйству (значительную часть последней категории составляли демобилизованные из Советской Армии). Поскольку местом выхода переселенцев было названо более 40 областей и республик, проведена их группировка согласно существовавшему территориально-экономическому районированию СССР. Однако некоторые военнослужащие, закончившие войну в Восточной Пруссии, а затем приехавшие в Калининградскую область после демобилизации уже со своими семьями, «местом выхода» обозначали «демобилизован из СА», поэтому для этой категории переселенцев район выхода определить не удалось, и они отнесены в отдельную группу. Самые многочисленные группы переселенцев представляли Центрально-Черноземный (23,6%) и Поволжский (24,7%) районы, значительна была и группа выходцев из Белоруссии (16,7%). Надо отметить, что, хотя рассматриваемые материалы о 288 семьях переселенцев охватывают не более 3% прибывших в сельские районы края в 1947 году, в них отразилась практически вся география мест выхода. За исключением Калужской, Псковской, Ульяновской, Ярославской областей и Марийской АССР, в анкетах представлены все области и республики, предусмотренные правительственным постановлением от 9 июля 1946 года. С данными о районах выхода переселенцев связан их национальный состав.

Большинство переселенцев составляли русские (69,8%), второе по численности место — 15,6% — занимали белорусы (45 из 48 выходцев из Белоруссии), компактную группу — 8,7% — представляли чуваши (25 из 36 прибывших жителей Волго-Вятского района).

Анализ национально-территориальных показателей с очевидностью свидетельствует о том, что многие переселенцы являлись выходцами из тех областей России и Белоруссии, которые наиболее пострадали в годы войны. По данным о поло-возрастном составе переселенцев пятую часть всех прибывших семей составляли семьи, потерявшие кормильца, из них 48,4% имели детей в возрасте до семи лет.

Таким образом, сводка и обработка материалов анкет переселенцев на ЭВМ позволяет судить о социальной структуре сельского населения края в послевоенные годы, делает материал более наглядным, упрощает анализ, позволяет сопоставить различные показатели и выявить связи между ними. Сведения архивных документов, записанные в память ЭВМ, могут быть использованы в дальнейшем для решения информационно-справочных задач и при создании базы данных (своеобразного фонда архива машиночитаемых данных) по всему комплексу материалов по истории заселения Калининградской области.

 

 

[1]ГАКО, ф. 183, оп. 5, ед. хр. 10—33, 42—64.

[2]ГАКО, ф. 183, оп. 5, ед. хр. 38, 39, 42, 44, 46, 49, 50, 54, 64.